Скрещивание возможно ( Pseudacanthicus leopardus и L114)

Автор: Виталий. Опубликовано в статьи

Pseudacanthicus leopardus и более часто импортируемый сом L114 являются желаннми рыбками для многих аквариумистов. Их завораживает внешний вид этих рыб, хотя нередко можно услышать мнение, что даже в юном возрасте данные животные очень агрессивны и территориальны. Поскольку оба иы увлекаемся сомами, то через некоторое время у нас возникли две популяции: одна в Манчестере, другая - в Афинах.

Манчестерская популяция создавалась в два этапа. Три Pseudacanthicus cf. leopardus (L114) приехали к нам, будучи еще мальками. Позже к ним присоединились пять Pseudacanthicus leopardus, которые появляются в европейских зоомагазинах под ошибочным названием L600. Однако такого кода еще не существует. Да и в нем нет надобности, так как, без сомнения, это Pseudacanthicus leopardus. Различия между двумя этими видами уже были описаны ранее, поэтому мы не будем касаться этого аспекта.

 Рыбы в Манчестере росли в 1200 - литровом аквариуме. Некоторые из их соседей к тому моменту были гораздо крупнее и агрессивнее (L025, Acanthicus adonis, L160 и другие). Другие были одинакового с новичками размера, но уступали им по темпераменту. Популяция в Афинах, возникшая также в два приема, напротив, жила около года в отдельном, специально для нее зарезервированном аквариуме объемом почти 1000 литров.

Поначалу мы спорили о том, стоит ли отделять L114 и Pseudacanthicus leopardus друг от друга? На тот момент рыбы уже хорошо акклиматизировались и обе группы состояли из животных обеих форм и обеих полов. Было решено оставить, все как есть.

Самка L114

Параметры воды в Афинах и Манчестере очень разные. Поскольку все рыбы (дикари) покупались нами в одно и то же время и были одного размера, мы предположили, что все они были одинакового возраста. Очевидно, что именно разность биохимических параметров воды сказались на росте наших питомцев. Манчестерские сомы, жившие в нейтральной, мягкой, богатой дубильными веществами воде, росли значительно быстрее и через 3 года достигали длины 25-32см, тогда как размеры рыб в средне-жесткой афинской воде не превышали 17020 см.

В Афинах рыбы содержались в аквариуме (250х65х60см, 975л), вода из которых очищалась двумя фильтрами Эхейм Профессионал 3 и одним Эхейм Классик 2213. Прочее оборудование состояло из: двух люминисцентных трубок 150см, 54 Ватт с рефлектором на задней стенке аквариума, помпы течения с шестью трубками мощностью 900л/ч, компрессора 350л/ч, автокормушки Эхейм, подававшей корм через определенные интервалы, обогреватель, который включался только при подмене воды или в особенно холодные дни.

Племенная самка Pseudacanthicus leopardus

Грунт в Афинах представлял собой смесь из равных частей содержащего известь песка и кварцевого гравия. В аквариуме находились всевозможные коряги, крупные камни и четыре глиняных горшка. Уровень рН составлял 7,8, общая жесткость - 9-10 dGH, карбонатная жесткость - 8КН, а температура 26С зимой и до 29С летом. Параметры воды во время нереста были следующими рН 8,2, 12dGH, 18КН и NO3 15мг/л. В воду мы ничего специально не добавляли и не пытались смягчить ее.

Каждую неделю мы заменяли около 50-75% воды (летом до 100%) и чистили фильтры, если их пропускная способность заметно уменьшалась. При подменах вода одновременно откачивалась и вливалась через шланги, размещенные в разных концах аквариума. Свежая вода была обычно на 1-2С холоднее. Мы редко, не более одного раза в месяц использовали чистящие магниты или сачки, поэтому рыбы чувствовали себя в безопасности и довольно часто покидали свои укрытия.

Позже манчестерская популяция была переведена в 800-литровый аквариум. Он был относительно невысоким и глубоким, чтобы сомы чувствовали себя в нем достаточно свободно. Кроме фильтров Эхейм Профессионал 3 и Эхейм 2260, использовалось следующее оборудование: лампа 150см 54Ватт, помпа течения с четырьмя выходами и мощностью 800л/ч, нагреватели, поддерживающие температуру 27С летом и 25С зимой.

Грунт - природного цвета кварцевый песок. В аквариуме лежали большие коряги с многочисленными складками и глиняные горшки различной аеличины. Уровень рН составлял 7-7,6, общая жесткость - 3,5, карбонатная жесткость 3КН, температура - 25С. Во время еженедельных подмен воды мы добавляли микроэлементы для дискусов, отчего общая жесткость поднималась до названной отметки.

Вода менялась каждую неделю. За два часа, в течении которых одновременно откачивалась чтарая вода и доливалась новая, подменивалось 80-90% всего объема аквариума, при этом температура оставалась стабильной. Оба фильтра промывались один раз в четыре недели, поскольку они постоянно забивались мельчайшими кусочками дерева. Сачки без крайней необходимости мы не использовали, поэтому сомов можно было постоянно видеть вне укрытий, а во время кормления, даже у переднего стекла.

Питание рыб в Манчестере и Афинах было одинаковым. Ежедневно мы скармливали им различные корма, смешанные друг с другом. Основным блюдом была смесь из следующих компонентов: Dr.BassleerXXI, Ocean Nutrition Formula 2, OSI Shrimp Pellets, Hikari Carnivore Pellets и Blue Line 112 Basic. Замороженных комаринных личинок мы давали раз в неделю, а в качестве дополнительной подкормки служили замороженные креветки или мидии.

В Афинах рыб кормили три дня (в 16 часов - основная порция, в 19 и 22 - две небольшие порции, дополнительное кормление было организованно за месяц до нереста). В Манчестере сомы получали свой корм лишь один раз в день, между 18 и 19 часами.

В середине июля 2007 года мы заметили, что две самки (L114 и Pseudacanthicus leopardus) в афинской группе нагуляли икру. 20 июля мы добавили в аквариум большой, конический цветочный горшок, в котором должен был произойти нерест. Находящиеся вокруг камни и коряги пришлось установить так, чтобы цихлиды не могли побеспокоить родительскую пару сомов. Внутренние размеры нерестовой пещеры были следующими: длина 19см, ширина отверстия 16см, высота 2см. Вход в нее мы поместили поближе к переднему стеклу таким образом, чтобы течение проходило слева от пешеры, не задевая входного отверстия.

Как только горшок был помещен в аквариум, обе самки тут же кинулись к нему. Более мелкая L114 заняла пещеру первой. Однако после ожесточенной борьбы между конкурентками, следствием которой стало несколько разорванных плавников, верх взяла самка Pseudacanthicus leopardus.

После того как с захватом родильного дома было покончено, самка Pseudacanthicus leopardus начала проявлять интерес к более крупному самцу L114, тогда как самец своего вида полностью игнорировался. Самочка регулярно наведывалась к своему избраннику в его глиняное укрытие в другом конце аквариума, садилась на него или пыталась увлечь за собой. В течении следуюших трех недель самка по большей части оставалась в нерестовой пещере, тогда как самец продолжал сидеть в своей норе примерно в 120см от самки и лишь несколько раз подплывал к ней.

В период с 04.08 по 24.08.2007 рыбы стали проводить больше времени вместе, находясь преимущественно в пещере, причем самец находился вместе с самкой. Все, что видели мы, было двумя хвостами, торчащими из горшка. Интересно, что самец L114 предпочел явно другой вид (цветовую форму?), хотя самка с икрой его же вида (L114) тоже присутствовала в аквариуме.

Вечером 24 июля была проведена очередная частичная подмена воды, вследствии чего температура в аквариуме снизилась на 2С. Спустя несколько часов пара скрылась в пещере, и через некоторое время чтало заметно, что хвост самца очень быстро заходил взад вперед. Однако через 20 минут и самец скрылся в пещере. Хотя мы поняли, что это процесс несколько отличался от нерестов других сомов, мы были недостаточно внимательными и просмотрели, как самка покинула цветочный горшок. Вместо этого около 21 часа у входа в пещеру мы заметили комок икринок. Большое отверстие позволило рыбам без труда заплыть внутрь, однако оно не помогло самцу сохранить икру. К явному неудовольствию папаши, мы были вынуждены удалить икру и поместить ее для дальнейшего искуственного выращивания личинок в 10-литровый аквариум.

Мы тут же заменили горшок, поскольку его непригодность в качестве нерестовой пещеры была очевидна. Его место занял другой цветочный горшок с узким отверстием, который расширялся к центру. Это позволяло бы паре отнереститься у закрытого края, а самцу - обмахивать икру плавниками, не выбрасывая ее наружу. Уже через некоторое время самка заняла новую пещеру.

Во время второго нереста брачные игры в точности повторялись. Правда, у нас возникло ощущение, что на этот раз все произошло быстрее. Кроме того , казалось, что самец знал о том количестве икры, которое он сможет выходить (возможно, оценив объем пещеры). После того, как было отложено достаточное количество икры, он выгнал самку из горшка и заблокировал вход. Самка же, не освободившаяся полностьб от икры, предприняла несколько попыток снова попасть в пещеру. Как только ее назойливость перешла все границы, терепение самца лопнуло, и он прогнал ее.

В Манчестере почти одновременно образовались сразу две пары. Первая состояла из второго по величине самца Pseudacanthicus leopardus, выбравшего себе самку среди L114-тых. Вторая пара, сложившаяся через месяц состояла исключительно из Pseudacanthicus leopardus. У обеих пар брачные игры инициировали самцы, ожидавшие своих самок на открытом пространстве аквариума сразу после кормления.

Полученный при первом нересте в Афинах комок икры (2,5х6,5см) содержал примерно 120-150 икринок. Различимое в каждой икринке белое пятно было головой эмбриона и указывало на то, что оплодотворение произошло. В противоположном от икры углу был расположен распылитель, создающий слабое течение и потому не наносящий вред икринкам. Температуру, точно такую же, как и в родительском аквариуме, поддерживал обогреватель.

Первые три дня каждые 12 часов мы добавляли в воду метиленовый синий (2мг/л) и заменяли воду на свежую по принципу протоки.

На пятый день комок все еще держал свою форму. Когда начался выклев, в комке находилось всего четыре мертвые икринки. Мы перевели личинок и оставшуюся икру с помощью чашки в 100-литровый аквариум с корягами, двумя фильтрами и сильным течением, создаваемым двумя крупнвми распылителями.

Через 2 дня после выклева у мальков уже можно было зазличить зубы. Особое впечатление произвела на нас форма грудных плавников, которые, в отличии от других L сомов, были похожи на сердце. На этой стадии мальки сбились в небольшие группы, которые расплылись по разным участкам аквариума. День ото дня молодые сомы становились все активнее и через некоторое время стали присасываться к стеклу и декорациям. Поскольку большую часть дня мальки проводили в укрытиях, было трудно установить точную дату, когда они начали окрашиваться. Первый рисунок мы заметили через пять дней после выклева.

Не восьмой день мы предложили сомикам самостоятельно подготовленный корм - на тот случай, если среди них появились акселераты, уже израсходовавшие запасы своих желточных мешков. На девятый день эти мешки исчезли у всех мальков, а еще через три дня можно было заметить сомиков за поиском корма. К этому моменту они окрасились в черный цвет, а по телу были разбросаны белые пятнышки. Глядя на них, вряд ли кто-то смог бы предположить, кем являлись их родители. Мальки получали корм шесть раз в сутки (00-00, 03-30, 05-30 и 08-00 часов при выключенном свете, в 16-00 и 22-00 при включенном свете). Первые 10-12 дней смесь состояла из продающихся магазинах кормов: Jade 100% Spirulina Powder, Cyclop-Eeze, Ocean Nutritrition Formula 1 и 2, OSI Shrimp Pillets, Tetra Diskusfutter, а так же Paragon Fish Feeds №1. На 10 день она была заменена на Baby Star №2. Порошок и пасту мы смешивали с витаминным раствором, пока не получали тягучую густую массу. С помощью шприца она впрыскивалась в специальный отсек автокормушки Эхейм.

Начиная с 10-ого дня, рыбы начали получать и дополнительную пищу. Чтобы компенсировать высокую биологическую нагрузку, вызываемую большим количеством корма, каждый день мы меняли около 75% воды в выростном аквариуме. Примерно на 12-ый день после выклева мальки осмелели и стали выплывать из укромных мест на поиск пищи между коряг. На 18-ый день на их телах появились желтые пятна, тогда как хвост у большинства продолжал оставаться прозрачным.

На 15-ый день мы начали вносить корм разных размеров: для затянутых мальков он мелко размалывался, для других частицы были крупнее. Именно на этой стадии очень важно предлагать подходящую пищу, иначе мальки могут погибнуть из-за несоответствующего размера кормовых частиц. Примерно в то же время отнерестились сомы в Манчестере. Мы решили изменить стратегию кормления в обеих группах, чтобы сравнить. Мальки не смогут съесть большое количество пищи за один раз, поэтому считается, что при более частом кормлении мелкими порциями, они якобы будут быстрее расти.

В Афинах мы увеличили количество приемов пищи до восьми, из которых четвре производились посредством кормушки: в 7-00 (без света), в 13-00 и 20-00 (со светом)и, наконец в 2-00 (без света). Каждый раз в аквариум попадало 5 мг нашей жидкой смеси. Остальные четыре раза мы кормили мальков вручную: в 16-00 (маленькие гранулы), 18-00 (жидкая смесь), 22-00 (маленькие гранулы) и 24-00 (средние гранулы). Мальки в Манчестере получали корм только два раза в день (в 9-00 и в 19-00 при выключеном свете). Никакой разницы в скорости роста сомиков мы не заметили, некоторые из них были более округлые с большими животами! К 16-му дню мальки заметно подросли, однако все еще не походили на своих родителей.

На 28-ой у большинства из них хвосты приобрели оранжевый цвет с черными пятнами. В Афинах рисунок был преимущественно темным, и это дало нам повод предположить, что на окраску хвостов влияет разница в качестве воды. Средняя длина молодых сомов составляла 1.5 см, что по сравнению с другими L-сомами, совсем неплохо. Днем мальки прятались, а ночью проявляли высокую активность. Поскольку мы видели только часть животных, то не могли посчитать, сколько же рыбок выжило. Тем не менее, их было очень много - более 120 экземпляров в каждой группе. За все время погибло менее 5 сомов. Тридцатый день был важен и для нас и для мальков.

Опыт показывает, что на этой стадии возможна массовая гибель подрастающих мальков. У мальков, переживших это время, очень хорошие шансы на выживание. Наши питомцы, как ожидалось, демонстрировали неравномерный рост, некоторые экземпляры были в два раза больше своих собратьев и сестер! В отличии от гипанциструсов, скорость роста нового гибрида впечатляет, хотя от рыбы, вырастающей больше 30см в длину, можно было ожидать большего. На 40-ой день у всех мальков на хвосте появились темные пятна. Животные хорошо ели и значительно прибавляли в росте. Вопреки нашим предположениям и ожиданиям, рисунок хвостового плавника изменился еще раз. К 60-му дню все мальки сменили этот темный хвостовой рисунок на чистый оранжевый цвет. Вот так сюрприз! В конце четвертого месяца средняя длина мальков составляла 5см, все они выглядели одинаково. Расщепления признаков в результате скрещивания мы не обнаружили. При наблюдении сверху по форме головы можно было определить самцов и самок. Обе пары отнерестились через два-три месяца снова и продолжают делать это по сей день - с одинаковым интервалом и с теми же партнерами.

Автор: Марина Парха и Джордж Реклос

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить